В Быковском районе семеро детей, включая младенца, встретят зиму в ветхом доме

История о равнодушии или правовой тупик? Несколько лет в аварийном доме ютится семья с семью детьми. О ситуации жителей села Новоникольского Быковского района мы узнали от их земляков. Они сообщили, что глава семьи, инвалид второй группы, участник боевых действий, тщетно пытается добиться помощи, обивая пороги инстанций.

12-летний Амир – один из шести сыновей Рассулы Успенгалиева. Есть и дочь. Но это и все, чем богата семья. В домике на каждого едва приходится по 3 метра площади.

Но если бы только теснота. Дому вот-вот стукнет 70 лет. Сразу скажем, супруги сами купили его 6 лет тому назад на средства материнского капитала. На «смотринах», говорит хозяин, постройка показалась крепкой. Проблемы крылись глубже: дом без фундамента, полы и перекрытия почти сгнили.

– Полы – вот они, лежат там. Запенил там, где дует, полностью гнилые. Если человек килограмм в 100 здесь встанет, провалится.

Чтобы протопить дом в холода, газовые горелки работают круглосуточно. А в предстоящую зиму Успенгалиевы идут с грудничком: младший сын появился на свет всего два месяца назад.

Юлия Успенгалиева, многодетная мать: «А он у нас холод не любит. Поэтому, наверное, летом родился. Зимой дует с двери у нас, да и с пола, где он у нас прогнил, тоже очень дуло в этом году, вообще сильно».

Расула – участник боевых действий. В «горячей точке» получил контузию, частично лишился слуха и заработал тяжелое заболевание. Из армии после этого комиссовали и присвоили II группу инвалидности. Постоянной работы в этих краях нет и у многих здоровых, что говорить о Расулле. Семья из 9 человек кормится своим небольшим хозяйством, пенсией отца в 19 тысяч рублей и детскими. Но главного вопроса о реконструкции жилья или приобретения другого это не решает.

Рассула Успенгалиев, многодетный отец: «Как я понял, и по телевизору говорят, многодетным, инвалидам помощь делают. Но когда я хожу в администрацию, мне говорят – нет. До 35 лет программа есть и врачам. А я говорю, инвалидность у меня, ветеран я, у меня есть? До 2002 года кто встал на учет, тем есть, а остальные гуляют».

Однажды Рассула решил написать президенту. После рассмотрения ответ пришел в сельскую администрацию. А вот там, рассказывает мужчина, на его попытку «вынести сор из избы» сильно обиделись.

Рассула Успенгалиев, многодетный отец: «Они вызвали, поставили меня как нуждающегося и признали малоимущим, и на этом все. Потом, когда давал эту справку их юрист, мне до того обидно стало... Вот мы тебя признали малоимущим, теперь можешь обращаться хоть к Обаме».

Удивительно, но только так Успенгалиевы получили статус малоимущих. Сразу скажем: мы знаем, что социальная помощь в России носит заявительный характер. Но знаем и о том, что в стране для мониторинга ситуации в многодетных семьях действует целая система. Есть специалисты по опеке и в Быковском районе. Да что там опека? В местной администрации наверняка есть своя точка зрения на происходящее. Правда, услышать ее нам так и не удалось. А хотелось бы. Ведь какие бы обстоятельства не довели семью до таких условий, в них сегодня остаются жить семеро ребят. Жить и зимовать.

Похожие Публикации